- www.milhist.info - http://www.milhist.info -

Лобин А. Пушки-сестры или загадка из Кобленца

Лобин А. Пушки-сестры или загадка из Кобленца

Многим специалистам-музейщикам знакома ситуация, когда при изучении того или иного музейного предмета приходится буквально продираться через дебри окружающих этот предмет стереотипов и легенд («по легенде это принадлежало самому имярек!» и т.д.), и даже когда доказана мифологизированность провенанса, все равно «легенда» не умирает, а продолжает жить своей жизнью. При этом зачастую проявленный здоровый скептицизм относительно датировки и происхождения экспоната не находит поддержки среди сотрудников музея, уверенных в прежней атрибуции.

Написание данного очерка можно назвать во многом случайным. Рассматривая как-то фотографии из Собрания оборонно-технических коллекций немецкого Министерства вооружений в Кобленце (Die Wehrtechnische Studiensammlungim BAAINBw), любезно предоставленных Виктором Крестининым, я увидел фотографию одной «средневековой» пушки, украшенной своеобразным прочеканенным узором.

Пушка из Кобленца Пушка из ВИМАИВиВС
Пушка из Кобленца Пушка из ВИМАИВиВС
Пушка из Кобленца Пушка из ВИМАИВиВС
 Пушка из Кобленца  Пушка из ВИМАИВиВС

Мысль о том, что «где-то я это уже видел», не подвела: точно такие же орудия есть в собрании питерского Артиллерийского музея (ВИМАИВиВС, инв. № 9/48 и инв. № 9/127). Сравнив фотографии между собой, можно было увидеть, что стволы из Кобленца и Петербурга практически идентичны по технике изготовления и орнаменту. Признаки, определяющие индивидуальные особенности творчества, не оставляли сомнений: одно орудие из Кобленца и два из Петербурга сделаны одним мастером.

Самым сложным занятием стало выяснение данных о кобленцовской пушке – собрание, в котором она находится, подведомственно Бундесверу. Благодаря помощи Е. Фурсиковой и Е. Козиной удалось получить информацию от д-ра Рольфа Виртгена (Dr. Rolf Wirtgen).

Пушка поступила в 1984 году из инженерной школы Бундесвера (Pionierschule der Bundeswehr) в Мюнхене в учебную коллекцию (WTS) Кобленца. Детали происхождения, предыстория, точная датировка, мастер и т.д., к сожалению, неизвестны.

Пушка из Кобленца
№ 05205
Пушка 1 из ВИМАИВиВС
№9/48
Пушка 2 из ВИМАИВиВС
№9/127
Калибр (мм) 85 123 125
Длина (мм) 1240 2350 2460
Масса (кг) ? 558 522,5

Интересно оказалось и другое: питерские экземпляры датировались XVI в. (о них я даже упомянул в книге «Артиллерия Ивана Грозного» на с. 88), хотя датировка вызывала большие сомнения.Пушка из Кобленца в два раза меньше питерских пушек. Но всех их объединяет одна и та же технология изготовления: сами стволы состоят из железных спаянных колец, обтянутых листовой медью (а со стороны кажется, что это литые бронзовые орудия)! Специфический чеканный узор идентичен на всех трех экспонатах.

Впервые краткие описания двух орудий из Артиллерийского музея в Санкт-Петербурге сделаны И.Д. Талызиным в 1862 г. В Инвентарной книге за № 1133 в «Большом зало» отмечена «Пищаль 18 фун. (5 дюй.) весом 34 пуд. 3 фун. состоит из железных небольших цилиндров, спаянных свинцом и обложенных латунью. Доставлена из Архангельска в 1808 г.» периода правления «Царя Иоанна Васильевича Грозного». В графе «Орудия, находящиеся около С. Петербургского арсенала на чугунных станках и лафетах» отмечено и второе орудие: «одна, 18 фун. (5 д. 5 л.) обложенная латунью. Весом 31 пуд. 7 фун.». Отметим, что впоследствии калибры орудий указаны то 12, то 18 фунтов.

Н.Е. Бранденбург, директор Артиллерийского музея, отметил только одну пищаль под № LXIV (с.140): «Пищаль XVI столетия, царствования Иоанна Грозного, составленная из железных колец, спаянных свинцом и обтянутых медью; калибр орудия 5 д., длина: до торели 89, 25 д., с торелью (выделанною из свинца) и винградом – 92, 75 д.; вес 33 п. 21 ф. Орудие это, по преданию (выделено мной. – А.Л.), принадлежало вооружению Соловецкого монастыря и поступило в музей в 1808 г. из г.Архангельска».

Итак, в каталогах И.Д. Талызина и Н.Е. Бранденбурга отмечены эти стволы, как поступившие из Архангельска в 1808 г. По преданию, стволы датировались временем царствования Ивана Грозного и стояли на вооружения Соловецкого монастыря. Именно эти данные, но уже без легендарности, легли в основу Каталога 1962 г.: «В 1578 г. это орудие вместе с другим таким же орудием (см.№ 203) было подарено Иваном IV Соловецкому монастырю».

Пришлось искать источник сведений, откуда взялась информация о якобы имевшем факте дарения орудий Соловецкому монастырю. Ссылка «Каталога…» вела к изданию 1807-1808 гг. «Географический словарь Российского государства, описывающий азбучным порядком географически, топографически, идрографически, физически, политически, хронологически, генеалогически и геральдически все губернии, города и их уезды… собранный Афанасием Щекатовым». Обратившись к изданию 1808 г., обнаруживаем в упомянутом издании следующую цитату с указанием на Соловецкий монастырь, «которому в лето 1578, царь Иоанн Васильевич, пожаловал две пищали девятипядныя медныя, две пищали полуторных медных…». Дальнейший поиск установил, что в основу этих сведений легла царская грамота игумену Варлааму «с братьею». 2 августа 1578 г. царь велел для Соловецкого монастыря послать «сто ручниц, да пять затинных пищалей, да с Вологды две пищали полуторныеда две девятипядных, а к ним по двесте ядер да четыре человека пушкарей…».

Полуторные пищали – это бронзовые орудия до 6-7 фунтов калибром, длиной до полутора десятков пядей (до 284 см). Девятипядные – пищали до 4 фунтов калибром и длиной ствола в 9 пядей. Затинные пищали – по сути, крепостные ружья, имевшие «гак», который упирался за тын для уменьшения отдачи ствола. Таким образом, первоисточник сведений вообще не подтверждает, что Иван Грозный дарил монастырю эти 18-фунтовые орудия, экспонируемые ныне в ВИМАИВиВС.

А может быть, все же две пищали когда-либо хранились в Соловецком монастыре? Прорабатываем и эту версию. Вначале обратимся к Описи Соловецкого монастыря 1597 г. В ней фиксируются и подарки царя («Государева жалованья 6 пушек медных полуторных, да две пушки девятипядные медные же»), и трофеи русско-шведской войны – «полонянки» («Да немецких четыре пушечки полонянки сороковых железные. …. Да немецких полонянок четыре волконейки»), и орудия местного производства («Да монастырьского кованья пять пушек скорострелных железные…. Да затинных пищалей монастырьского кованья дватцать пищалей»), и закупленное у торговых людей вооружение («Да монастырские купли две пушечки медных скорострелных»). Но вся перечисленная в описи артиллерия была небольшого калибра, самые крупные орудия – полуторные 6-фунтовые. Все остальные – пушечки медные скорострельные, девятипядные, сороковые, вальконейки стреляли ядрами еще меньшего веса.

Следующий этап — обращение к описям артиллерии Соловецкого монастыря XVII в. «Роспись, сколко в Соловецком монастыре по башням и по городовой стене, пушек медных и железных, болших и затинных» не фиксирует ни одной пищали с весом в 31-34 пуда и калибром от 12 фунтов и более. Подобных орудий мы также не находим в «Росписи артиллерии на башнях и воротах Соловецкого кремля» 1702 г.

С учетом того, что 12-фунтовые пищали поступили в «Артиллерийский зал» в 1808 г. из Архангельска, появился резон искать упоминание орудий в описях артиллерии Архангельска, Холмогор и других близлежащих городов. Но в описи от 23 января 1683 г. мы также не нашли стволов, хоть как-то соответствовавших размерам, весу и калибру экспонатам ВИМАИВиВС.

В «Двинском росписном списке 1702 года» мы снова не обнаруживаем искомые орудия. Некоторые пушки встречаются похожего веса (32 пуда 10 фунтов, 35 пудов 10 фунтов, 30 пуд 5 фунтов и т.д.), но калибр в 2-5 фунтов (но не в 12 фунтов) и разная длина (от 2 до 3 аршинов) никак не позволяет соотнести их с питерскими музейными экспонатами.

И только в 1800-1801 гг. в Архангельске инженер-генералом П.К. фан Сухтеленом были отмечены 18-фунтовые орудия были, среди которых, возможно, были и два будущих экспоната Артиллерийского музея. К 1808 г. их отобрали для доставки в Достопамятный зал Петербургского Цейхгауза.

Итак, можно выделить несколько моментов:

1. Все три орудия, тем не менее, можно уверенно датировать XVII веком, скорее всего, второй его половиной. На петербургских экспонатах имеются русские чеканные отметки – на первой под титлом «Л п Г +ВА», а рядом — «34 пу(д) 3 фу(нта)». На второй под титлом — «Л п В», рядом — «31 пу(д) 37 фу(нтов)». Чеканные буквы под титлом, согласно цифровому значению кириллицы, обозначают вес – 33 п(уда) и 32 п(уда) соответственно, и выбиты они были до перехода на арабские цифры, т.е. до начала XVIII в. Очевидно, когда два орудия попали в Россию, их взвесили на весах-векшах, а полученные результаты нанесли кириллицей на ствол. Обычно так насечками «клеймили» привозные орудия, что подтверждается описями (например: «пищаль железная галанка…весу по насечке __ пуда»). Значительно позже, уже в XVIII в., орудия перевесили на векшах, и результаты перевеса нанесли несечками по-новой уже арабскими цифрами (отсюда и разница в фунтах). На кобленцовском орудии никаких русских букв не имеется, а только цифры «(3)57».

2. Стилистика украшений не соответствует русскому орнаменту. Аналогов подобного «геометрического» орнамента мы не найдем ни на одной пушке русского происхождения – он явно европейский.

3. Отсутствие крышки на запальных отверстиях пушек и форма дульных утолщений может косвенно свидетельствовать о принадлежности к корабельным орудиям. Вполне возможно, что орудия состояли на вооружении иностранных кораблей. Факты покупок артиллерии у «торговых иноземцев» неоднократно отмечены в описях XVII в. А в 1701 г. в Архангельске с иноземных кораблей были взяты для обороны несколько десятков стволов.

4. Все три орудия имеют оригинальную конструкцию стволов. Металлографический и химический анализ питерских пушек, произведенный в 1948 г., показал, что стволы состоят с железных спаянных между собой колец, обтянутых листовой медью. Данное обстоятельство («архаичная» технология спаянных колец) послужило причиной неверной атрибуции орудий XVI в.

К большому сожалению – прежде всего для сотрудников ВИМАИВиВС – предание о подарке царя Ивана Васильевича двух экспонируемых ныне в музее орудий и датировании их XVI столетием не подтверждается ни источниками, ни анализом самих экспонатов.

В пользу XVII столетия говорит также и техника изготовления (сваренные кольца, обтянутые медью) – она вполне согласуется с экспериментами по облегчению веса орудий первой половины XVII в. вначале в шведской армии Густава Адольфа, а затем и в других европейских армиях. Вспомним знаменитые «кожаные пушки» – эксперименты по обтягиванию тонкостенного сварного железного ствола продолжались вплоть до начала XVIII в. В Саксонии, например, кожаные пушки применялись еще во времена Северной войны. В случае с нашими экспонатами вместо кожи использовалась листовая медь.

Саксонские кожаные пушки. Рисунок Я. Телотта 1706 г.

Саксонские кожаные пушки. Рисунок Я. Телотта 1706 г.

Остается только надеяться, что в будущем откроются еще какие-нибудь неизвестные данные об этих орудиях.

Поделиться:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

http://www.milhist.info/2019/12/22/lobin_9/

Copyright © 2012 История военного дела: исследования и источники. All rights reserved.